Главное меню
Интервью Алексея Сокина
  • Категория:
  • Рейтинг:
    0.0/0

На вопросы журналиста о НПО "Мостовик" и Олеге Шишове отвечает заместитель Председателя Омского городского Совета Алексей Сокин.

…Я позвонил в субботу, чтобы согласовать принципиальный вопрос. Застал в Сочи, но встреча была назначена на следующий день (воскресенье) в Омске в 6 часов утра. Потом ему нужно было вылетать во Владивосток. Я прихожу к нему в 6 утра, а навстречу мне выходят люди с пятичасовой планерки, с рулонами, чертежами, проектами…

— Расскажите о работе с О.В. Шишовым.

— С Олегом Владимировичем Шишовым у меня была совместная депутатская работа на округе. Только я – депутат городского совета, а он – законодательного собрания, и у него 65 тысяч избирателей, а у меня 44 тысячи, границы округов у нас практически совпадают. Мы с ним работали с 2007 по 2011 годы. О.В. Шишов фактически за свой счет ремонтировал школы, детские сады, клубы по месту жительства. Ремонтом этих объектов должно заниматься государство, но денег в казне на всё не хватает. И вот компания «Мостовик» добровольно несла на себе социальное бремя и при этом платила налоги в бюджет городаи области, являясь самым крупным налогоплательщиком. Силами компании был сделан капитальный ремонт фасадов школы № 94, отремонтированы актовые залы школ № 95 и 109. В 109-ой школе еще стояла серьезная задача, связанная с ремонтом бассейна. «Мостовик» выполнил проект, но когда начались печально известные события с О.В. Шишовым, власти посчитали, что легче этот бассейн снести вместе со зданием. В итоге на месте когда-то функционирующего бассейна осталась голая полянка…Это показательный пример.

Есть такая книга американской писательницы Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», написана она еще в 1956 году. Это роман о том, как в государстве начинается притеснение крупного бизнеса, свободного рынка путем их подчинения социальному популизму. То есть люди ответственные, активные, умные оказываются в тюрьме, а всех остальных выравнивают под одну гребенку. Когда я эту книгу читал, так случилось, что параллельно шли события с О.В. Шишовым. Главный герой романа, Хэнк Реарден,- металлург, который изобрел металл, запустил завод, набрал людей, создал единые цеха и был последним, на ком держалось развитие страны, но и ему пришлось сдаться. Хэнка Реардена я сравнивал с Шишовым и с тем, как у нас все развивается. Я могу привести несколько других примеров, когда деятельные люди оказываются в тюрьме, потому что у нас такая система закрутилась. Если посмотреть, сейчас в тюрьме реально очень много людей, пострадавших от рейдерства. Государство начинает отдавать на откуп своим силовикам некую вотчину, но эти силовые структуры действуют не ради порядка или урегулирования экономического развития, а ради прокурорских галочек, ради отжимания бизнеса или преодоления конкурентоспособных преимуществ и т.д. То есть это инструмент, который в государстве сидит и бьет это государство железной дубиной по голове. Многие этого почему-то не понимают. Очень здорово, что наконец-то президент недавно в послании сказал, что силовики уже далеко зашли, перебарщивают. Людей посадили, доказательств нет. Они сидят, а кто работать будет? Вот этот сценарий, по которому мы можем зайти в никуда, если не изменим полицейское государство, игры в демократию и управление силовиками.

Я могу назвать десятки объектов, где «Мостовик» принес пользу городу и его жителям. Есть люди, которые убеждали меня не ходить на митинг в поддержку Шишова, пытались указать на объемы воровства в «Мостовике», но я придерживаюсь своей позиции, лично зная Олега Владимировича.

— Правда ли, что в вашем округе при поддержке «Мостовика» был хорошо развит детский спорт?

— Да, на округе был развит хоккей, была даже команда «Мостовика», были призы, коньки, клюшки, форма. Была традиция проводить ежегодный турнир среди школ, который вошел в календарь областных соревнований. «Мостовик» организовывал и поддерживал все локальные мероприятия.

Еще у меня были такие проекты как «Школа управдома», «Народный факультет», которые реализовывались за счет грантов, но выигрывать их каждый год не получалось. Когда гранта не было, я обратился к Олегу Владимировичу, и мы обучили 100 человек на «Школе управдома» и 100 человек на «Народном факультете». Даже больше, за счет этого социального партнерства печатали методические пособия.

— Скажите, а как люди на округе относились к О.В. Шишову?

— Очень большое уважение он вызывает. Мы проводили вместе несколько встреч. И до сих пор это отношение не поменялось, а наоборот даже усилилось. Люди надеются на то, что его оправдают, что это все закончится в лучшую сторону для Олега Владимировича.

— Как вы думаете, О.В. Шишов был требовательным начальником?

— Да в том-то и дело, что не требовательным. Он же говорил мало и очень тихо. Произносил короткие фразы из пяти-шести слов: «Вот мы построили Воскресенский собор», «Этот мост мы построили в Астане», «Вот мы построили…». За этими словами скрывался огромный объем работы и колоссальные силы команды проектировщиков, строителей и его как лидера, который везде следил за процессом. Он многим людям давал работу, трудоустраивал выпускников СибАДИ, у меня много примеров и по моему округу. В «Мостовике» целые строительные династии были. Работала и программа по профориентации со школами. Но когда я после окончания магистратуры юрфака по градостроительству решил поработать в команде Шишова, он мне ответил отказом: «Нам нужны экономисты и строители». Это было честно и обидно, потому что я знал, что у него работало очень много случайных людей, дочек министров, чьих-то зятей и сватов. Много людей, которые получали зарплату просто так. У некоторых были дорогие машины, квартиры в разных городах, коттеджи. Очень даже неплохо они процветали за счет «Мостовика», какие-то фирмы организовывали. Потому что это огромная структура, которая имела очень много присосок. Чисто физически одному человеку очень сложно проконтролировать все и всех. А теперь федеральные власти, когда речь заходит про защиту О.В. Шишова, просто тыкают в схемы, по которым бессовестными людьми проводились бюджетные деньги «Мостовика». Это тоже реальность А Олег Владимирович в силу своей занятости, доверия к людям и надежду на их порядочность  позволял им кормиться за свой счет. Их совесть не подсудна, а директор за них всех несет крест.

— Находясь в тюрьме, О.В. Шишов пишет воспоминания о своей работе. Читая их, создается впечатление, что он занимался исключительно делом, а человеческие взаимоотношения, политические интриги его мало заботили, были пущены на самотек.

— Это правда, потому что у него физически не хватало времени на эмоции, связанные с этими вещами. С другой стороны, понимаю, что это был еще и способ самосохранения: своей психики, морали, а главное – здоровья. Он не крепкий богатырь, который ко всему может философски относиться. Это такая защитная реакция организма: ради дела я работаю, а эмоции пусть будут на совести тех, кто это все организует.

И еще по поводу правды. У меня товарищ работал у Козака, он курировал стройки олимпийских объектов. Он рассказывал, как к Олегу Владимировичу приезжала команда и чуть ли не на коленях чиновники просили, умоляли: «Пожалуйста, доведи стройку, остался месяц до Олимпиады. Мы все рассчитаем, сдадим акты!». И Шишов взял на себя дополнительную нагрузку, взял на себя кредиты. Бригады работали круглосуточно в три смены. Но когда Олимпиада прошла, когда всем пожали руки, и «Мостовик» был готов под эксплуатацию получить транш и рассчитаться с банком, ему ответили: «Какие деньги? Все свободны, все закончилось». Когда после Олимпиады на реальных строителей заводят уголовные дела, а чиновникам вручают благодарственные письма, присваивают звания заслуженного строителя РФ, и даже медали дают, - меня это возмущает.

— Как вы считаете, Олег Владимирович Шишов – идеалист?

— Я считаю, что да, он  технический романтик, деловой технарь. Ему нравится строить, он получает колоссальное удовольствие от результата. Вот мост построили, дорогу расширили, люди зарплату получили, приобрели новое технологическое оборудование, - это придает много сил, а все политические дела его напрягали. Мы общались во время выборов, он однажды сказал: «Да эти партийные товарищи туалета своими руками не построили, ведра картошки не вырастили, а занимаются управлением страной и регионом».

Мне запомнилась одна встреча с ним. Я позвонил ему в субботу, чтобы договориться о встрече для решения одного важного срочного вопроса. Он оказался в Сочи, но назначил встречу на следующий день (воскресенье) в 6 часов утра. Потом ему нужно было вылетать во Владивосток. Я прихожу к нему в 6 утра, а навстречу мне выходят люди с пятичасовой планерки, с рулонами, чертежами, проектами. Они вышли, я зашел, и мы с ним проговорили полчаса. За эти полчаса мы, согласовали все принципиальные вопросы и спланировали работы на целый месяц. Уникальный человек, конечно. И в конце скажу, что я был в Куйбышевском суде, когда Олег Владимирович присутствовал там по видеосвязи. Он привел четыре мощных аргумента по поводу здоровья, по поводу несоблюдения процедуры, о том, что дело нужно рассматривать все-таки в Омске, но молодые люди - судья и прокурор, которые пороха не нюхали и не знают, что такое лопату в руках держать, отвечали: «Нет, ваши требования не обоснованы, нет, мы их не удовлетворяем…». Чувствуется резкий диссонанс между человеком с таким именем и репутацией и теми, кто дает ему оценку. А когда в зале суда жена, старенькая мама, сын… Все это настолько несправедливо, так неправильно, как быть не должно.

0 комментариев Добавить комментарий
Имя *:
Email *:
Код *: