Главное меню
Апелляционная жалоба
  • Категория:
  • Рейтинг:
    0.0/0

Апелляционная жалоба

 

Постановлением Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.11.2015 уголовное дело №1-460/2015 по обвинению Шишова О.В. В совершению преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ направлено по подсудности во Фрунзенский районный суд г. Владивостока, кроме того, указанным постановлением мера пресечения Шишову О.В. В виде заключения под стражу, оставлена без изменения, срок содержания под стражей установлен до 30 января 2016 года включительно.

Считаю указанное постановление незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям:

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

С учетом этого мера пресечения, ограничивающая свободу, - заключение под стражу - применяется исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст.5  Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

При вынесении постановления имело место неправильное применение уголовно-процессуального закона.

Рассматривая вопрос о мере пресечения в отношении Шишова О.В., суд, в частности указал что суду не представлено доказательств, что имеющиеся у Шишова О.В. заболевания, препятствуют его содержанию под стражей.

Однако в материалах уголовного дела имеются многочисленные медицинские документы, свидетельствующие о том, что Шишов О.В. страдает рядом тяжелых хронических заболеваний – сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, и т.д., в частности, артериальной гипертензией III ст., которая входит в «Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011г. N3.

Таким образом, указанный вывод суда является необоснованным и опровергается имеющимися в материалах дела медицинскими документами.

Суд также принял во внимание данные, содержащиеся в рапорте старшего оперуполномоченного 2 направления 2 отдела Управления «К» СЭБ ФСБ России от 21.07.2015, согласно которым Шишов О.В., обладая значительными финансовыми возможностями, имея счета в ряде зарубежных банков, и находясь в подавленном психологическом состоянии, полагая, что за преступление, в котором ему предъявлено обвинение, может быть назначено наказание в виде лишения свободы на длительный срок, неоднократно высказывал намерения скрыться от правоохранительных органов за пределами Российской Федерации. По имеющейся информации Шишов О.В. И члены его семьи имеют оформленные заграничные паспорта , часто вылетали за пределы России, владеют в одной из европейских стран недвижимостью, которой собираются воспользоваться для проживания в случае избрания меры пресечения, не связанной с заключением под стражу.

Указанный документ (рапорт оперуполномоченного) не мог быть принят судом в качестве допустимого доказательства по следующим основаниям:

Так, в соответствии со ст11. ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, налоговому органу или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, действующей на момент производства оперативно-розыскных мероприятий по данному уголовному делу от 27.07.2013, утвержденной приказом МВД России № 776, приказом МО России №703, приказом ФСБ России №509, приказом ФСО России №507, приказом ФТС России №1820, приказом СВР России №42, приказом ФСИН России №535, ФСКН России №398, СК России №68, определен порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также в порядке выполнения поручения дознавателя, органа дознания, следователя, судебного решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлениях, находящимся в их производстве.

При этом правовой основой представления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд являются Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", иные нормативные правовые акты, регулирующие отношения в сфере оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности, а также настоящая Инструкция.

Кроме того, в соответствии с указанной Инструкцией, дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются результаты ОРД, которые  соответствуют установленным настоящей Инструкцией требованиям и могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, использоваться  в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Представление результатов ОРД уполномоченным должностным лицам (органам) для осуществления проверки и принятия процессуального решения в порядке статей 144 и 145 УПК РФ, а также для приобщения к уголовному делу осуществляется на основании постановления руководителя органа (подразделения), осуществляющего ОРД (начальника или его заместителя).

Указанное постановление составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется уполномоченным должностным лицам (органам), второй - приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, к материалам номенклатурного (литерного) дела.

При этом, результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Как следует из текста указанного рапорта, он составлен по результатам проведения ОРМ «Наведение справок», однако, результаты данного ОРМ предоставлены органам предварительного следствия с нарушением действующего законодательства, так как отсутствуют основания их предоставления в виде постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность .

В соответствии со ст.108-109 УПК РФ, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и при продлении срока содержания под стражей в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований ст.89 УПК РФ.

В соответствии с требованиями ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.

К недопустимым доказательствам относятся любые доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Таким образом, решение суда основано на недопустимых доказательствах.

Кроме того, стороной защиты в судебном заседании приведены доводы о том, что инкриминируемое Шишову О.В. преступление, совершено в сфере предпринимательской деятельности.

Так, 19 июня 2015 года ранее предъявленное Шишову О.В. обвинение изменено, предъявлено новое обвинение в совершении преступления предусмотренного ч.5 ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Постановлением о привлечении в качестве обвиняемого следователем установлено:

ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» в соответствии с п.п. 1.3 и 1.4 Устава, является коммерческой организацией. Приказом Управляющего делами Президента РФ № 198  Поплавский А.А. назначен директором, выполнял управленческие функции в коммерческой организации, то есть являлся лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа, постоянно выполняющим в этой организации организационно-распорядительные функции...

ООО «НПО «Мостовик» зарегистрировано в соответствии с федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», является коммерческой организацией, осуществляет предпринимательскую действительность на основании Устава. Решением общего собрания участников Шишов О.В. назначен на должность генерального директора, выполнял управленческие функции в коммерческой организации, то есть являлся лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа, постоянно выполняющим в этой организации организационно-распорядительные функции...

Коммерческие организации ООО «НПО «Мостовик» и ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Управления делами Президента РФ  осуществляют  предпринимательскую деятельность в соответствии со ст. 2 ГК РФ.

Между ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» в лице директора Поплавского А.А. и ООО «НПО «Мостовик» в лице генерального директора Шишова О.В. 17.03.2010 года заключен договор 4/с на строительство «Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» в г.Владивостоке.

Таким образом, в ходе предварительного следствия установлено, что  инкриминируемая Шишову О.В. преступная деятельность неразрывно связана с деятельностью ООО «НПО «Мостовик», ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Управления делами Президента РФ при расходовании денежных средств, выделенных на строительство «Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» в г.Владивостоке.

Таким образом, материалами уголовного дела установлено, что инкриминируемое Шишову О.В. преступление совершено в сфере  предпринимательской деятельности.

Пунктом 8 Постановления № 41 Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года разъяснено, что преступление, предусмотренное ст. 160 УК РФ, следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено лицом, участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. К таким лицам относятся члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

Таким образом, появились новые обстоятельства для изменения ранее избранной Шишову О.В. меры пресечения.

Часть 1.1 ст. 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Однако, в обжалуемом постановлении, судом указано, что доводы защиты о предпринимательском характере преступления, инкриминируемого Шишову О.В., суд не принимает, поскольку из фактических обстоятельств дела, установленных на данной стадии рассмотрения дела, бесспорных признаков совершения преступления именно в сфере предпринимательской деятельности не усматривается.

По сути, суд, формулируя вышеуказанным образом свою оценку относимости преступления, в котором обвиняется Шишов О.В. к «обычному», не предпринимательскому хищению, основывает свой вывод только лишь наличием сомнений в бесспорном существовании  признаков совершения преступления именно в сфере предпринимательской деятельности.

Данное утверждение суда прямо нарушает один из основных принципов, заложенных как в УПК РФ, так и в Конституции РФ — принцип презумпции невиновности, в соответствии с которым обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

Государственный обвинитель не возражал против доводов защиты о предпринимательском характере преступления, инкриминируемого Шишову О.В.

Таким образом, судом сделан незаконный и необоснованный вывод о том, что преступление, в котором обвиняется Шишов О.В., совершено не в сфере предпринимательской деятельности.

В материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо сведения, дающие основания полагать, что Шишов О.В. может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Также отсутствуют данные о наличии угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу. Шишову О.В. не предъявлено обвинение в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Предварительное следствие окончено, Шишов О.В. и его защитники ознакомились с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами в полном объеме.

Доказательства по уголовному делу собраны следствием, хранятся в материалах уголовного дела, показания Шишова О.В. и свидетелей зафиксированы протоколами допросов и очных ставок, а так же другими процессуальными документами.

При избрании Шишову О.В. меры пресечения в виде домашнего ареста, воспрепятствовать производству расследования, оказать давление на участников уголовного судопроизводства, уничтожить или фальсифицировать доказательства, имеющие значение для дела, либо иным путем воспрепятствовать производству по делу — невозможно.

Вывод о том, что Шишов О.В. может скрыться за границей, о чем могут свидетельствовать, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи, также не нашел своего подтверждения в ходе расследования данного уголовного дела.

В соответствии с ч.2 ст.109 УПК РФ срок содержания под стражей может быть продлен только при наличии оснований для избрания меры пресечения и  при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения.

Шишов О.В. ранее не судим, по месту жительства и работы характеризуется положительно, более 20 лет является депутатом Законодательного собрания Омской области, имеет ряд государственных и ведомственных наград, ученых степеней и званий, неоднократно награждался почетными грамотами и знаками от имени различных субъектов РФ, а также Правительства РФ, является пожилым человеком – пенсионером по старости, занимает должность одной из крупнейших строительных компаний России, женат, имеет на иждивении престарелую мать и супругу пенсионного возраста. Шишов О.В. страдает рядом тяжелых хронических заболеваний – сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, и т.д., в частности, артериальной гипертензией III ст., которая входит в «Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011г. N3.

Представленные материалы уголовного дела, сведения о личности Шишова О.В., безусловно, свидетельствуют, что в настоящее время имеются обстоятельства для изменения ранее избранной меры пресечения, а именно:

  • Предъявленное обвинение изменено, инкриминируемое Шишову О.В. преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности;
  • Шишов О.В. признал вину, активно содействует расследованию и полностью исполнил условия досудебного соглашение о сотрудничестве;
  • Шишов О.В. впервые привлекается к уголовной ответственности;
  • постоянно проживает по одному адресу: город Омск, улица Журавского дом 23;
  • от следствия не скрывался, адрес места жительства не скрывал и не изменял;
  • у Шишова О.В. имеется семья, супруга и мать находящиеся на его иждивении;
  • Шишов О.В. исключительно положительно характеризуется;
  • Шишов О.В. имеет легальный источник дохода;
  • Шишов О.В. не может и не намерен совершать новые преступления, продолжать заниматься преступной деятельностью, скрываться от следствия или суда;
  • Шишов О.В. не может и не намерен угрожать потерпевшему и свидетелям, а так же иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
  • Шишов О.В. страдает рядом тяжелых, хронических заболеваний, что установлено медицинскими документами.

На основании изложенного, полагаю, что правовые основания для продления срока содержания под стражей Шишова О.В. - отсутствуют.

Шишов О.В. имеет место жительство на территории города Омска по адресу:  ул. Журавского, дом 23.

Указанная квартира принадлежит на праве собственности Клименко Л.В., которая не возражает против содержания под домашним арестом Шишова О.В. в ее жилище.

Клименко Л.В. не является свидетелем по уголовному делу.

Кроме того, в соответствии с п.5  Постановления Пленума Верховного суда РФ от 22.12.2009 №28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», при направлении уголовного дела по подсудности на основании статьи 34 и пункта 1 части 1 статьи 227 УПК РФ вопросы, указанные в пунктах 2 - 6 статьи 228 УПК РФ, судом не разрешаются. Однако в необходимых случаях, если в отношении обвиняемого в ходе предварительного расследования избрана мера пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, судье следует решить, подлежит ли отмене либо изменению, остается ли прежней избранная в отношении обвиняемого мера пресечения. При этом указанные вопросы решаются с участием сторон в соответствии с порядком и сроками, предусмотренными статьями 108, 109 и 255 УПК РФ. Иные вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу, решаются тем судом, в который дело направлено по подсудности.

Таким образом, передавая уголовное дело по подсудности, Куйбышевский районный суд мог лишь отменить, изменить или оставить без изменения ранее избранную меру пресечения в виде заключения под стражу Шишову О.В. Продлевать срок содержания под стражей в указанном случае суд не мог.

Кроме того, в резолютивной части обжалуемого постановления суд не продлил срок содержания под стражей, а установил его до 30.01.2016.

Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает такой процедуры как установление срока содержания под стражей. После избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, срок данной меры пресечения может быть лишь продлен, либо сама мера пресечения отменена либо изменена.

Таким образом, в данной части постановление суда также является незаконным и необоснованным.

Также полагаю, что решение суда о направлении уголовного дела по подсудности во Фрунзенский районный суд г. Владивостока, является незаконным и необоснованным.

Так, в соответствии со ст.32 УПК РФ, уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.

Шишов О.В. обвиняется в пособничестве в совершении растраты денежных средств ФГУП «Дирекция по строительству Приморского океанариума в г. Владивосток» в особо крупном размере.

Согласно постановления о привлечении в качестве обвиняемого, Шишов О.В. оказал пособничество директору ФГУП «Дирекция по строительству Приморского океанариума в г. Владивосток» Поплавскому А.А. В растрате вверенных последнему денежных средств при следующих обстоятельствах:

Не позднее 17.03.2010 у директора ФГУП Поплавского А.А., выполняющего управленческие функции в коммерческой организации, возник преступный умысел на растрату, то есть хищение вверенных ему денежных средств предприятия с использованием служебного положения в пользу ООО «НПО «Мостовик», в особо крупном размере, и получение коммерческого подкупа, то есть незаконное получение денег от генерального директора указанного ООО «НПО «Мостовик» Шишова О.В. за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым им (Поплавским А.А.) служебным положением.

При этом Поплавский А.А., действуя с корыстной целью, намеревался незаконно завысить общую стоимость работ, подлежащих выполнению ООО «НПО «Мостовик», не менее чем на 10 % от общей стоимости работ с учетом последующей корректировки их стоимости в сторону увеличения; противоправно и безвозмездно обеспечить перечисление заведомо превышающей стоимость работ суммы вверенных ему денежных средств со счетов ФГУП на счет ООО «НПО «Мостовик», тем самым, растратив их, и получить незаконное денежное вознаграждение от представителя ООО «НПО «Мостовик» за обеспечение возможности осуществления строительства крупного объекта и последующей беспрепятственной приемки выполненных работ.

Директор ФГУП Поплавский А.А., являясь лицом, которому  вверено   имущество   предприятия,   заключил   от   имени   ФГУП договор № 4/с от 17.03.2010, условиями которого предусматривалась возможность перечисления вверенных ему денежных средств в размере, заведомо превышающем не менее чем на 10 % стоимость указанных в договоре работ, планируя получить за это, а также за приемку выполняемых ООО «НПО «Мостовик» работ по строительству океанариума, их оплату и дальнейшее финансирование таких работ с увеличением их стоимости, незаконное вознаграждение от Шишова О.В.

В период с 07.04.2010 по 23.04.2013 на расчетный счет ФГУП №40***22, открытый в Приморском отделении № 8635 ОАО «Сбербанк России», № 40***22, открытый в Дальневосточном банке ОАО «Сбербанк России» г. Хабаровск, с расчетного счета Международного Благотворительного фонда «Константиновский» №40***73, открытого в ОАО «Международный банк Санкт-Петербурга» (г. Санкт-Петербург), в рамках исполнения заключенного соглашения о благотворительном пожертвовании от 01.12.2005 поступили денежные средства на общую сумму не менее 10 978 086 580,26 руб. на строительство океанариума.

При этом Поплавский А.А., действуя с корыстной целью, намеревался незаконно завысить общую стоимость работ, подлежащих выполнению ООО «НПО «Мостовик», не менее чем на 10 % от общей стоимости работ с учетом последующей корректировки их стоимости в сторону увеличения; противоправно и безвозмездно обеспечить перечисление заведомо превышающей стоимость работ суммы вверенных ему денежных средств со счетов ФГУП на счет ООО «НПО «Мостовик», тем самым, растратив их.

Поплавский А.А., действуя с корыстной целью, во исполнение своего преступного умысла на совершение растраты вверенного имущества при пособничестве Шишова О.В., а также на получение от последнего коммерческого подкупа, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя и желая наступления общественно-опасных последствий, находясь в помещении ФГУП по адресу: г. Владивосток, ул. Светланская, д. 8/29, используя свое служебное положение, в период с апреля 2010 г. по июнь 2013 г. в дневное время (более точное время не установлено) неоднократно давал указания главному бухгалтеру ФГУП Шавкуновой Ю.В. и заместителю главного бухгалтера ФГУП  Ермак Я.Б., не осведомленным о преступном характере его действий, о перечислении денежных средств с расчетного счета ФГУП №40***22, открытого в Дальневосточном банке ОАО «Сбербанк России» г. Хабаровск (до 01.01.2013 – расчетный счет № 40***22, открытый в Приморском отделении № 8635 ОАО «Сбербанк России»), с расчетного счета №40***02, открытого в Приморском отделении № 8635 ОАО «Сбербанк России», на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик» № 40***45, открытый в Омском отделении № 8634 ОАО «Сбербанк России», г. Омск.

В период с 21.04.2010 по 05.06.2013 с расчетного счета ФГУП №40***22, открытого в Дальневосточном банке ОАО «Сбербанк России» г. Хабаровск, по адресу: г. Хабаровск, ул. Гамарника, д.12 (до 01.01.2013 с расчетного счета № 40***22, открытого в Приморском отделении № 8635 ОАО «Сбербанк России»), №40***02, открытого в Приморском отделении № 8635 ОАО «Сбербанк России» по адресу: г. Владивосток, ул. Семёновская, д. 22, на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик» № 40***45, открытый в Омском отделении № 8634 ОАО «Сбербанк России» г. Омск по адресу: г. Омск, ул. Маршала Жукова, д. 4/1 были перечислены денежные средства на общую сумму не менее 10 218 487 863 руб. в качестве аванса и оплаты за выполненные работы по договору № 4/с от 17.03.2010.

Таким образом, директор ФГУП Поплавский А.А., являясь лицом, которому вверено имущество предприятия, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя и желая наступления общественно-опасных последствий, в указанное выше время, обеспечил перечисление на счет ООО «НПО «Мостовик» вверенных ему денежных средств предприятия в размере не менее 10 218 487 863 руб., заведомо превышающем не менее чем на 10 % (или не менее чем на  1 021 848 786 руб.) стоимость работ по договору № 4/с от 17.03.2010 (с последующими дополнительными соглашениями), тем самым противоправно и безвозмездно изъял чужое и вверенное ему имущество в пользу ООО «НПО «Мостовик».

При этом Шишов О.В. достоверно знал о факте и суммах поступлений на указанный выше расчетный счет ООО «НПО «Мостовик» с расчетных счетов ФГУП, похищенных Поплавским А.А. денежных средств.

По смыслу ст.160 УК РФ и согласно п.19 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.12.2007 №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения).

Исходя из смысла предъявленного Шишову О.В. обвинения, последний способствовал совершению Поплавским А.А. растраты в форме отчуждения последним вверенных ему денежных средств на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик» при описанных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого обстоятельствах.

При этом указанное преступление не могло быть окончено до поступления денежных средств на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик».

Кроме того, исходя из текста постановления о привлечении в качестве обвиняемого, отчуждение вверенных Поплавскому А.А. денежных средств, принадлежащих ФГУП происходило не только с расчетного счета  предприятия, открытого в отделении ОАО «Сбербанк России» в г. Владивостоке, но и с расчетного счета №40***22, открытого в Дальневосточном банке ОАО «Сбербанк России» г. Хабаровск, по адресу: г. Хабаровск, ул. Гамарника, д.12.

Кроме того, большинство свидетелей по данному уголовному делу проживает на территории г. Омска и Омской области, что в соответствии со ст.35 УПК РФ также является основанием для определения территориальной подсудности в г. Омске.

Таким образом, местом совершения преступления является территория, относящаяся к юрисдикции Куйбышевского районного суда г. Омска.

Нарушение подсудности в рассмотрении уголовного дела является одним из грубейших и существенных нарушений УПК РФ, влекущих безусловную отмену состоявшегося судебного решения, а такое решение будет являться заведомо незаконным.

В ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации указано, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Реализация закрепленного частью 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации права на законный суд, предполагающего рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, в уголовном судопроизводстве обеспечивается распределением компетенции между судами общей юрисдикции путем закрепления в уголовно-процессуальном законе правил подсудности, в том числе на основании территориального признака.

Частью второй статьи 32 «Территориальная подсудность уголовного дела» УПК Российской Федерации закреплено требование, согласно которого, если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления. Основания для изменения территориальной подсудности уголовного дела в ст. 35 уголовно-процессуального закона  отсутствуют.

В соответствии с правовой позицией, неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации, праву на судебную защиту и его необходимой составляющей — праву на законный суд, корреспондирует провозглашенное Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6) и Международным пактом о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14) право каждого при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Данное право, как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться не произвольно выбранным, а законно установленным судом; признание же суда таковым требует, чтобы его компетенция по рассмотрению соответствующего дела определялась не посредством правоприменительного решения, то есть на основе дискреции правоприменительного органа или должностного лица, а на основе закрепленных в законе критериев, которые заранее, то есть до возникновения спора или иного правового конфликта, в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело (постановления от 16 марта 1998 года № 9-П, от 2 февраля 1999 года № 3-П, от 25 февраля 2004 года № 4-П, от 6 апреля 2006 года № 3-П, от 21 января 2010 года № 1-П, от 19 апреля 2010 года № 8-П, от 21 апреля 2010 года № 10-П, от 9 июня 2011 года № 12-П, от 1 марта 2012 года № 5-П, от 20 июля 2012 г. № 20-П и от 16 октября 2012 года № 22-П).

На основании изложенного,

прошу:

Отменить постановление Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.11.2015, изменить меру пресечения обвиняемому Шишову Олегу Владимировичу на домашний арест по адресу: город Омск, ул. Журавского, дом 23, с возложением необходимых ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля, уголовное дело по обвинению Шишова О.В. на править по подсудности в Куйбышевский районный суд г. Омска.

приложение:

  • копия медицинской карты №1872;
  • копия медицинской карты №2013;
  • копия медицинской карты №2914;
  • копия медицинской карты №4041
0 комментариев Добавить комментарий
Имя *:
Email *:
Код *: