Главное меню
Успенский собор
  • Категория:
  • Рейтинг:
    0.0/0

90-е годы XX века были временем удивительных противоречий.

С одной стороны, интерес к прошлому. Во всех газетах – публикации об архитектурном наследии, которое омичи потеряли. На этой волне восстанавливаются такие памятники, как Тарские ворота и Серафимо-Алексиевская часовня. Часовня сразу появляется на открытках как символ города. Издается большой настенный календарь с графическими изображениями омских памятников художника Александра Макарова. Художник словно предугадал возрождение истории: одно за другим старинные здания возвращаются на омские улицы – две часовни на Любинском проспекте, башня на здании бывшей гауптвахты. В календаре есть и образ Успенского собора – шедевра архитектуры Сибири. Фотография утраченных храмов были помещены на рекламных щитах на улицах Омска. Вид Успенского собора – на ул. Интернациональной рядом с его историческим местом. Казалось, возвращение храма неизбежно.

Но в те же годы обозначилась иная тенденция: победными темпами началась коммерциализация всего и вся. Полюбившийся горожанам зеленый уголок, конечно, приглянулся представителям бизнеса. И когда в 1996 году в саду ввели в строй цветомузыкальный фонтан, в нагрузку к этому благоустройству сад получил семь пивных заведений. Чтобы разместить летние кафе уютно и удобно для их владельцев, деревья основательно вырубили. Привлекательность сада пионеров как зеленого уголка осталась в прошлом.

Что бы ни сооружали на месте Успенского собора – все неудачно. Построили фонтан – начались дискотеки, пивные стали пользоваться популярностью у молодежи. Когда в 1999 году здесь установили Поклонный крест в память об Успенском соборе, картина получилась сюрреалистическая. Все на одном пятачке – святость, пьянка.
Но каждую пятницу в 8.30 у Поклонного креста читали акафист. Родилась традиция: в рождественский Сочельник из Никольского собора шел к месту главного омского храма Крестный ход во главе с митрополитом Омским и Тарским Феодосием, и владыка освящал пять хлебов, которые раздавал по кусочку омичам.
Леонид Константинович Полежаев стал инициатором воссоздания Успенского кафедрального собора. Он предполагал, что не все горожане поймут и примут эту идею. Действительно, были люди, которые не видели никакой практической пользы в восстановлении омской старины, громко говорили об этом. Были и те, кто не верил в выполнимость задачи, квалификацию омских зодчих и строителей. Были опасения, что на восстановление храма будут потрачены бюджетные средства, предназначенные на социальные цели. Так оппозиция губернатору выступала против восстановления Серафимо-Алексиевской часовни, говорили: лучше бы построили поликлинику. А теперь Любинский проспект без двух часовен и представить невозможно. Архитекторы говорят, что старинная улица в центре Омска «словно цитата из прошлого, а Серафимо-Алексиевская и Иверская часовни – ее кавычки». Серафимо-Алексиевская часовня показала, что нынешние строители могут работать, как предки, воссоздавая древнерусский стиль. Это была первая проба сил, первый шаг по дороге к храму. Стало ясно, что вернуть разрушенные памятники старины на омские улицы возможно.

В 2004 году архитекторы института «Омскгражданпроект» готовили предложения по восстановлению Успенского собора. А началось возвращение храма в 2005-м. 11 июля на заседании правительства Омской области было принято решение о воссоздании Успенского собора. Были созданы Фонд воссоздания памятника истории и культуры и Попечительский совет, который возглавил губернатор, Председатель правительства Омской области Л. К. Полежаев. Строительство исторического объекта было доверено коллективу НПО «Мостовик».

Воссоздание Успенского кафедрального собора – была большая честь для работников нашего научно-производственного объединения «Мостовик».

К Успенскому собору у нас особое отношение. Возвращение величественного храма – это возвращение омичам отнятой у них истории, это восстановление справедливости. Незабываемы дни, когда, приступив к исследованиям на месте взорванного храма, мы обнаружили не только более тысячи реликвий прошлого, но и тайное захоронение священномученика архиепископа Сильвестра.

Строителям пришлось решать непростую задачу. Нужно не просто возвести храм, а вернуть омичам тот самый Успенский собор, жемчужину русского храмового зодчества, которая когда-то украшал наш город.  Возвращение к культуре, бытовавшей 300 лет назад, было увлекательным и нелегким делом. Эта работа требовала воскрешения забытого языка и его соединения с опытом архитекторов позднейших эпох.

Высокая, стройная трехъярусная колокольня через небольшую квадратную трапезную соединялась с крестообразной в плане храмовой частью и полукруглой апсидой алтаря. Огромный луковичный купол, покрытый оцинкованным металлом в диагональные клетки покоился на барабане с шестнадцатью окнами. Выносные крыльца были оформлены шатрами. Храмом любовались, рассматривая его подолгу и подробно, отдавая должное разнообразию и соразмерности деталей декора. Успенский собор «привел» в Омск древнерусский стиль. Через 10-20 лет он уже не будет новостью для омичей, провоцируя сибирских архитекторов к освоению принципов и приемов национального зодчества. Искусствоведы назвали это течение на рубеже веков псевдорусским стилем. В это термине заложено некое уничижение. Если русские люди в России строят храмы и дома, обращаясь к творческим находкам своих предков, высокомерие, заключенное в употреблении приставки «псевдо» неуместно. Корректнее говорить о возрождении древнерусского стиля, о том, что народное искусство во всех областях – неиссякаемый источник прекрасных идей. Такая точка зрения искусствоведов нашего времени кажется более справедливой. И то, что Омск стал одной из первых площадок для возвращения незаслуженно забытого старого говорит о высоком статусе сибирского губернского города.

Историческая справка: История создания Успенского кафедрального собора в Омске интересна еще и тем, что открывает нам замечательные черты наших предков как благотворителей. Величественный храм – это памятник доброте омичей. В России не было принято жалеть денег на храмы. Храм – создание чистого сердца русского человека. На вопрос: «Стоит ли строить храм, когда это так дорого», - знатные и простые люди Руси всегда отвечали: «Если дорого, но для Господа – значит стоит».

Деньги на кафедральный собор начали собирать в 1885-м году, учредив специальный комитет. Тогда жертвовали на ремонт и расширение Воскресенского собора. Подписные листы разослали по уездам. Поступали средства и от жителей других городов. Отозвались как разбогатевшие выходцы из Омска, так и столичные купцы. Из Петербурга, например, прислал средства на богоугодное дело знаменитый купец А. Г.Елисеев. Особенно активно сдавали деньги на главный храм Омска, когда началось его строительство. Документы Комитета по постройке собора свидетельствуют, как широка была география участников благотворительной акции в пользу храма и как разнообразна помощь. 4 февраля 1896 года поступило 89 руб. 40 коп. от пристава I части г. Омска по подписному листу для сбора пожертвований. 6 февраля – 25 руб. 21 коп. от жителей г. Кокчетава. 14 марта - 60 руб. 66 коп. от пристава II части г. Петропавловска... 28 июня – 29 руб. 60 коп. от Атбасарского уездного начальника по подписному листу.  И таких примеров коллективных жертв очень много.

Первыми за дело взялись археологи. На месте будущего строительства начались раскопки, которые сразу подарили немало открытий. Историки предполагали, что фундамент собора сохранился, однако их взорам открылась нижняя часть южного придела храма. Сохранившиеся фрагменты свидетельствовали о былом величии собора: декоративные колонны, причудливые арки, уцелевшие фрески.

Историческая справка:  Автором архитектурного проекта Успенского собора в Омске в конце 19 века стал Эрнест Францевич Виррих. Он взял за основу проект храма Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге, но омский храм стал не точной копией петербургского, а творческой переработкой, что в храмовом зодчестве явление обычное. Размеры храма и архитектура Успенского собора были во многом уникальны. В частности, при его строительстве использовались 30 видов кирпича разных цветов.

Площадь собора составляла 1518 метров, высота колокольни до подкрёстного яблока – 44 метра, высота креста – 3 метра, диаметр купола – 15 метров. Пятиглавый собор с мощным центральным куполом и высокой шатровой колокольней выглядел торжественно и монументально.

Собор, сооружённый в стиле русского зодчества ХVII века, поражал удивительной логичностью и гармоничным сочетанием пропорций и стилей. Э. Ф. Вирриху удалось соединить в своём проекте официальный русско-византийский и народный стили. В частности, соотношение огромной (луковичной) главы и маленьких главок восходит к архитектуре Византии, а от русского стиля здесь – многочисленные кокошнички, шатровые крыльца, дыньки, обрамление арочных проёмов наличниками и т. д.

2 июля 2005 года в сквере Пионеров закипела работа. Здесь с участием НПО «Мостовик» начались инженерно-геологические изыскания фундаментов Успенского собора.

Фундамент долго искать не пришлось. Как только подняли верхние слои, состоящие из дерна, чернозема, мусора и корней деревьев, обнаружились фрагменты взорванного собора. Никто не предполагал, что под землей скрывается столько реликвий прошлого. Лучше всего сохранился нижний южный придел Успенского собора. В первой же траншее было найдено 9 сохранившихся колонн, 9 капителей, 9 массивных сандриков, богато украшенных рельефным декором. На южной стене осталась роспись по штукатурке. В восточной части – четыре ступени, которые вели, вероятно, в алтарь, а в западной – две. Находки поражали воображение. Омичи увидели останки прекрасного храма. С первого дня вместе со строителями на площадке работали специалисты Фонда охраны археологического наследия. Не экскаватор, а лопата и кисточка были главными орудиями труда. Археологи вели подробнейший дневник, по часам и минутам регистрируя действия людей и находки. Каждый день преподносил новые сюрпризы: кирпичи со старинными клеймами и ажурный металлический крест, новые фрагменты лепного декора, свинцовые трубы отопления, монеты и стреляные гильзы, битую посуду, гончарные изделия, лампадки и керамическую плитку. Из земли были подняты кресты – бронзовый и медный. Судя по блеску, крест из бронзы был золоченым, на нем есть дырочки для крепления. Видимо, этот крест находился на стене или на двери. Было обнаружено много предметов хозяйственного назначения: остатки двух русских печей, чугунки, ухват. Десятки, сотни находок, а вскоре счет перевалил за тысячу. Город испытал культурный шок. С утра до вечера в центр города шли люди, чтобы увидеть происходящее в Сквере пионеров.

В первые же дни на стройплощадке поставили палатку и открыли импровизированный музей, в котором находки стали экспонатами. Экспозицией заведовала хранитель древнерусского искусства Музея имени М. А. Врубеля Татьяна Еременко. Дважды в день – экскурсии. Народу приходило по 100 человек и больше.

Тайна, масштаб сокрытого преступления против омской истории создают особую атмосферу на этой стройплощадке. Священник, приехавший из Муромцева, попросил у строителей и археологов разрешения привезти сюда молодежь из своего прихода – поработать, чтобы приобщиться к святому делу. Священник из Большеречья попросил пять кирпичей, чтобы положить их в основание строящейся в райцентре церкви. И простые люди приходили, просили дать им хотя бы осколок кирпича, чтобы хранить дома.

Сотрудничество строителей и археологов стало примером для других строек. Обычно интересы вступают в противоречие. Археологам хочется внимательно рассмотреть все, что вынимается из-под земли, строителям же вовсе не с руки притормаживать. Здесь же царит полное согласие. Работы организованы четко, хотя, конечно, никаких графиков нет. Сколько нужно, столько и будут длиться раскопки. Площадка Успенского собора – единственное место, где омичи могли увидеть работу археологов. До этого о ней только слышали, читали. А когда увидели этот труд воочию – уважение к профессии росло с каждым днем. Директор Фонда охраны археологического наследия Ирина Гаврилова, добровольно взявшая на себя миссию проведения ежедневных экскурсий, археологи И. Скандаков, К. Тихомиров, А. Полеводов, С. Прищенко, А. Шульпин, М. Гизбрехт были на площадке с раннего утра до позднего вечера. Работу курировал представитель Министерства культуры М. Сафаров. Археологи работали так, как будто преподавали омичам урок любви и внимания к историческим подробностям жизни родного города.

Все сохранившиеся фрагменты стали  частью обновлённого Успенского собора, который  стал не только храмом, но и музеем; памятником истории, архитектуры и духовности.

Даже для специалистов НПО «Мостовик», профессионалов высокого уровня, эта работа была чрезвычайно сложна и ответственна. Она потребовала терпения и настоящего, подлинного мастерства.

Были созданы два плана работы. В первом сделан расчет всех временных затрат на сооружении собора до 16 июля 2007 года, когда памятник архитектуры должен был окончательно возвращен омичам. Второй рассчитан на три с половиной месяца – до 16 января. Это посуточный график, который предусматривает установку свай и монтаж ростверков.

Два графика – это стратегия и тактика стройки. Специалисты НПО «Мостовик» зарекомендовали себя умением организовывать сложнейшие строительные процессы. Несмотря на то, что у предприятия «говорящее» название и возведение мостов – его специфика, объединению доводилось работать на таких важных и разных объектах, как метрополитен в Москве и Омске, спецсооружения по заказам «Газпрома», «Транснефти» и других ведомств, цеха на заводе СК и в объединении «Росар». «Мостовик» с честью справился с трудной задачей строительства эстакады к метромосту с линией для будущего метро. География объектов НПО «Мостовик» обширна: от Краснодара до Читы и от Астаны до Сургута. И культовое здание уже приходилось строить – мечеть, самую крупную в Сибири.

Но возрождение памятника – это новая строка в биографии объединения. Тем более такого сложного и прекрасного, как Успенский кафедральный собор. Непростым вопросом был подбор специалистов. С самого начала на стройплощадке работали высококвалифицированные маркшейдеры, геодезисты. Затем решалась задача найти каменщиков. Нужны были люди с опытом, с умелыми руками и с даром Божиим – способностью чувствовать объем и идеально выполнять лицевую кладку.

При сооружении фундамента собора, буровые сваи устанавливали так, чтобы не нарушить историческую часть здания. В получившемся цокольном этаже разместились позже музей и пещерная церковь.

Площадь храма составляет более 1500 кв. метров. Диаметр главного купола равен 15 метрам.  Это величественное пятиглавое сооружение. Купола выполнены в шлемовидной форме. В их основании располагаются мощные цилиндрические башни с арочными окнами. Над главным куполом установлен 8-гранный фонарь с пилястрами. Аналогичный стиль был использован и при строительстве колокольни с верхним перехватом. Кресты на главах - восьмиконечные. Стоит отметить, что колокольня выполнена из трех ярусов с вытянутыми проемами. Такой зодческий ход используется достаточно редко, но архитекторы отталкивались от первоначальных проектов Эрнеста Вирриха. Интерьер собора состоит из главного и среднего залов, а также притвора с колокольней и трапезной. Над алтарем располагается 5-гранная конха. Что касается кровли трапезной, то она классическая двускатная. В цокольной части храма применен такой вид облицовки, как рустика. Каждый зал украшен удивительными росписями теплых тонов, декоративными нишами, лопатками и многоярусными карнизами. Окна собора оформлены резными наличниками.

С особой тщательностью прорабатывались технические решения строительства. Успенский собор, будучи возведённым в соответствии с канонами 19 века, должен, тем не менее, отвечать всем современным требованиям благоустройства. Прежде отопление храма было паровым, теперь с этой задачей справляются  алюминиевые радиаторы, подключенные к автоматическому узлу управления, который, в свою очередь, подключен к городским тепловым сетям. Система отопления храма скрыта под полом. У входных дверей установлены электрические воздушно-тепловые завесы. В храме действует автоматическая приточно-вытяжная вентиляция с подогревом воздуха в зимнее время. Для защиты фундаментов и конструкций храма от грунтовых вод предусмотрен особый проект дренажа.

Двери изготавливались в Санкт-Петербурге. Материалом для них служит канадский кедр. Входные двери для прочности и долговечности укреплены металлическими накладками и специальными навесами. 24 двери внутренних помещений собора украшены резьбой, над ними также работали специалисты из северной столицы.

Храм Спаса на крови в Санкт-Петербурге строился 17 лет и еще многие годы создавались его знаменитые мозаики. Исаакиевский собор – почти 50 лет. В конце ХIХ века Успенский кафедральный собор в Омске возвели за 7 лет. При его воссоздании была поставлена задача построить храм за 2 года. Губернатор Леонид Полежаев на первом заседании Попечительского совета, который он возглавил, сказал, что на этой стройке нельзя допустить долгострой, это вызвало бы раздражение у людей. Нужно назвать омичам сроки возрождения памятника. Срок в два года посчитали реальным, потому что работать строители могут круглый год. В старину никогда зимой храмы не строили, а теперь можно подвести отопление и не останавливать стройку. И строители сегодня иначе оснащены, чем в ХIХ веке, поэтому срок сочли реальным.

И «Мостовик» справился с задачей.

 

 

0 комментариев Добавить комментарий
Имя *:
Email *:
Код *: